Истории и байки на авиационную тематику.

Все что душе угодно про Авиацию второй мировой.
Гости (незарегистрированные пользователи) так же могут создавать темы и отвечать на сообщения.

Истории и байки на авиационную тематику.

Сообщение sk16rus » 02 сен 2011 09:57

Отрывок из книги "У самого Черного моря" (ДОССАФ, 1968 г, стр. 94-97), знаменитого летчика-истребителя - старшего лейтенанта Героя Советского Союза, а впоследствии - генерал-майора Михаила Васильевича Авдеева.

Время действия - 1941 г, бои в Крыму. Они летали на истребителях типа Як-1.

В тот день Алексеев со своими изучал район, а Калинину разрешили еще два вылета. В четвертый раз из этой группы пошел лишь сержант Шелякин напарником Арсену Макиеву. Домой возвращались в сумерках, и Арсен не заметил, когда и куда делся его ведомый. Калининцы были грустные, подавленные, вместе с ними волновалась и вся эскадрилья. Ничто так не гнетет летчиков, как неизвестность, как судьба без вести пропавшего товарища. Ждали Шелякина до темноты, прислушивались к далеким звукам, хотя и знали: в воздухе он быть не может, кончился бензин. А глаза с надеждой смотрели на север, где небо у горизонта озарялось всполохами прифронтовых пожарищ.
Меня позвали к телефону.
- Что же вы не докладываете? - спросил полковник Страутман.
Хотел было извиниться и сообщить о невернувшемся с боевого задания, но полковник продолжал говорить сам:
- О подвигах своих летчиков штабу приходится узнавать окольными путями. Сейчас получено сообщение от наземных частей. Один истребитель "як" вступил в бой с большой группой "мессершмиттов", сбил четыре из них, и благополучно ушел. На "яках" в это время в воздухе была только ваша эскадрилья. Кто же этот храбрец, скажите?
Я доложил о случившемся.
Полковник сразу же сделал вывод:
- Значит, он. Молодчина. А вы не волнуйтесь - утро вечера мудренее.
Выйдя из землянки, и увидев своих ребят, а своими мы теперь считали уже и калининцев, я понял: каждому из них можно верить больше, чем самому себе. На каждого можно положиться - умрет, а задание выполнит. И мне очень захотелось, чтобы эти надежные люди воспрянули духом, поэтому, сам еще не веря, бодро сообщил:
- Шелякин жив-здоров, на вынужденной. По коням!
Все будто ожили, с шумом "оседлали" пикап и машину-стартер. В деревню ехали с песнями.
Шелякин прилетел на рассвете. Механики гоняли на разных оборотах моторы, готовили самолеты к вылету. Летчики сидели в землянке КП, ожидали задания. За гулом моторов никто и не слышал, как он приземлился. А когда увидели его на пороге землянки, все кинулись к нему. Обнимали, трясли за руку. А он смущенно улыбался, повторяя:
- Да пустите же, братцы, доложить надо.
Но хоть у нас и было принято докладывать чин по чину, по всем правилам воинского Устава, на сей раз слушать доклад Шелякина не хватало терпения:
- Что прибыли - вижу, что на вынужденной были - знаю, а теперь садитесь и рассказывайте по порядку. Тут всем интересно знать, как вам удалось одному четырех фрицев сбить и самому сухим из воды выйти.
Шелякин мотнул головой, усмехнулся.
- Да я их и не сбивал, товарищ старший лейтенант.
- А кто?
- Да они сами себя посбивали. А я только одного успел.
Шелякин сказал это так простодушно и комично, что все засмеялись.
- Честно говорю, - оправдывался Шелякин. - Мне и самому смешно, как все получилось. Как отстал от своих, не заметил. Потом догнал, пристроился. А сзади откуда-то взялась еще шестерка "яков". Армейские, подумал я. Только что это сухопутные летчики за нами жмут? Им-то влево нужно забирать, на Джанкой. Еще раз оглянулся. А это вовсе не "яки" а самые настоящие "мессеры" (Надо сказать, что "яки" первых модификаций не имели выпуклого отдельного фонаря кабины как у Як-7 и Як-9, а вместо этого у Як-1 выпуска 1940-41 г за фонарем кабины был пологий гаргрот - почти как у "мессершмиттов" Bf109 - прим. О.Т.). Я рванулся вперед, хотел покачать крылом старшему лейтенанту, предупредить об опасности. Поравнялся с машиной Макиева, глядь, а на ней вместо звезд, кресты. Признаться, мне сразу жарко стало. Чуть приотстал, начал соображать, как выбраться.
- Спикировал бы до земли, они бы и сообразить не успели, - подсказал кто-то.
Начали спорить. Не дослушав Шелякина, каждый высказывал ему свои советы, как он должен был поступить при создавшейся обстановке. Спор этот, конечно, был не бесполезен. Но пришлось все-таки прервать.
- Будет вам. Пусть Шелякин доскажет, что же дальше было.
- По честному, я снахальничал, - продолжал Шелякин. - Сначала-то, конечно, струхнул. А потом вижу, меня не трогают. Мой "ведущий", то есть немец, когда я с ним поравнялся, ноль внимания. И снять его было пара пустяков. Но ведь ведущий группы - птица, небось, поважней. Я напустил на себя храбрости, выдвинулся вперед, дал короткую очередь по ведущему группы и снова на свое место. Ну, думаю, пропал! А немцы в сумерках не разобрались что ли, не на меня, а на свое начальство, по которому я стрелял, набросились и сбили... Хотел я спикировать за ним, за падающим, вроде бы добиваю, и улизнуть на бреющем, да со своим "ведомым" жаль было расставаться не попрощавшись. Довернул машину влево, влепил по его мотору полную дозу, а сам в сторону. А он, подлец, моментально вспыхнул и провалился вниз. Знал бы, что собью его с одной очереди, я бы за ним и наутек. Но тут мне на выручку поспешили фрицы задней шестерки. Они оказались неплохими стрелками - еще двух "мессершмитов" сбили. К одному из них я записался в сопровождающие. Так и ушел. А на вынужденную сел - побоялся в темноте машину разбить.
- Вот это да!
- Такого еще не бывало.
- Сколько ему записать, товарищ командир? - спросил адъютант.
- Все четыре или один?
В самом деле, сколько же этому храбрецу следует записать? Ведь, по совести, - один противник, сбитый им лично. А по существу, за храбрость, за находчивость, ему надо отдать четверых.
- Правильно, все четыре его. - раздались голоса.
- Мне подачки фашистов не нужны, возразил Шелякин. - Один мой, его и пишите.
Изображение
Аватара пользователя
sk16rus
Site Admin
 
Сообщения: 1775
Зарегистрирован: 22 июн 2008 17:19
Откуда: Казань

Re: Истории и байки на авиационную тематику.

Сообщение sk16rus » 02 сен 2011 18:13

1944 год.
Командира одного ШАП представили к Герою. Ну, а чтобы всё было чин-чинарём, решили отправить проверку к месту дислокации.
Майор, по своим источникам узнал ,что приедут... наверное наградят или люлей ввалят. Чтобы не ударить в грязь лицом, перед приездом делегации всем полком вылизали аэродром.
И конечно-же, накрыли стол с преобладанием "spirtius celnius". Всякой зелени натащили... стол выглядел шикарно, но жрать, по-большому счёту - нечего.
Приехали проверяющие. Им показали аэродром, провели по всем закоулкам вплоть до сортиров, они ходили, причмокивали, обменивались одобрительными взглядами, расспрашивали своего "Гида" об успехах его соколов... в общем, дело дошло до банкета. А нужно сказать, что место выбрали для столов очень красивое - лесное озеро... Костёр потрескивает, рядом водичка, столы накрытые стоят - красота!
Тем временем, с аэродрома взлетело звено штурмовиков и направилось к линии фронта (Хоть и проверка, а война идёт своим чередом). И нужно было такому случиться - напоролись они на батарею МЗА. Один Ил-2 повернул домой...под брюхом болтаются две бомбы...
Проверяющие сели за стол, изрядно успели принять на грудь, искупаться в озерце, обсохнуть... завязался диалог:
- Слушай Майор, а что? У тебя тушёнки нет Ленд-Лизовской?
- Да вот...нет...
- Как-же так, летаешь хорошо, полк отличный, а поесть нечего
- Так у меня...
- Не перебивай Майор! Вот смотри, рядом есть озеро, возьмите рыбы наловите.
- А людей я откуда столько возьму? С вылетов поснимаю?! Так меня за такое...
- Ну что ты так...самолёты есть? Есть! Бомбы есть? Есть! Возьми и сбрось парочку. Не первый год на войне, а как...
Майор, осознав, что сказал что-то не то, решил как-то сгладить создавшуюся ситуацию.
- Извините Товарищ "......" Ваше указание будет выполнено незамедлительно!
Послышался гул работающего авиационного двигателя . К аэродрому подлетал повреждённый Ил-2. Пилот, помня, что у него на креплениях бомбы и тащить их на ВПП нельзя, ещё задолго до подлёта выбрал место для экстренного сброса. А что?! Как-раз по-пути, чуть-чуть довернуть, вывалить и на посадку.
- ...ладно-ладно, сам таким бы-ы-ы...
По земле мелькнула огромная тень и через мгновение воздух разорвался оглушительным треском... на озере всплывала вверх брюхом рыбёшка...
Единственное, что смог выдавить проверяющий: "Бл...ть, ведь кому расскажи - не поверят! Майор - коли дырку!"
Изображение
Аватара пользователя
sk16rus
Site Admin
 
Сообщения: 1775
Зарегистрирован: 22 июн 2008 17:19
Откуда: Казань

Re: Истории и байки на авиационную тематику.

Сообщение kos » 14 сен 2011 18:33

"Волшебное слово"

Тимофей Пантелеевич Пунёв был фанатом ВВС.
Настоящим.
И даже когда их бомбардировочный полк, в придурошные 60-е, перевели в морскую авиацию, и все летчики были вынуждены переодеться в чёрную морскую форму, только он один продолжал ходить на службу в форме ВВС. Хулиганство, конечно, но такой характер.
Заговорили мы как-то с ним об Александре Ивановиче Покрышкине.
Сам Пунёв с Покрышкиным был знаком. Не то что-бы очень близко, но и не шапочно.
Было у них время пообщаться, когда 36-й Гвардейский бомбардировочный авиаполк (в котором и воевал Пунёв) летал под прикрытием 16-го Гвардейского истребительного, которым командовал Покрышкин.
Это я знал.
В разговоре, я заметил, что в настоящее время, не подтверждается тот факт, что Покрышкин сбил 59 самолётов. По документам максимум выходит 45-46-ть.
Пунёв только презрительно хмыкнул.
- А ты думаешь, меня е#ёт, сколько он сбил самолётов?
Тут уже хмыкнул я, только непонимающе.
- ... Повторяю вопрос, неужели ты думаешь, что меня, как летчика-бомбардировщика, е#ёт сколько самолётов сбил Покрышкин?
А Пунёв продолжает:
- ... Неужели ты думаешь, что в масштабах войны, это такая большая разница 45 и 59?
На секунду он замолчал.
- Возьмём другой пример – Хартман. Сколько у него там записано?
- 352…
- А сколько Советский Союз выпустил боевых самолётов?
- Если мне не изменяет память то, тысяч 20 до войны, тысяч 130 за войну, и тысяч 20 нам поставили союзники…
- Вот! Прямой ущерб противнику от 352 сбитых – это капля в море. И по материальным затратам, и по людским. Даже в масштабах наших ВВС. А если брать в масштабах всей войны, это еще меньше, чем капля. Если говорить реально, то прямой урон нанесённый врагу, что Хартманом, что Покрышкиным, одинаково незаметен.
Вот тут я удивился по-настоящему, о чём Пунёву тут же и сказал.
- А что тебя удивляет? Они же истребители... – тут он слегка, но презрительно оттопырил нижнюю губу – запомни, настоящий урон врагу наносят ударные машины, а именно мы – бомбардировщики. Истребители, это так… обслуга.
Тут я понял, что Тимофей Пантелеевич в очередной раз сел на своего «любимого конька».
- ... Вот ты заладил «боевой счёт, боевой счёт…», а кого он по большому счёту е#ёт, кроме пропагандистов? У истребителя-то настоящая задача какая? Обеспечить работу ударных машин, а «сбитые» это так … членометрия. Делать идиотам нечего, вот #уями и меряются.
- ... Ты вот думаешь, за что я Покрышкина уважаю? За то, что он мог то, чего не мог никто другой, а именно обеспечить на такую защиту в воздухе, которую я ни до, ни после того не встречал. Рассказываю…
Летали мы как-то бомбить одно «весёлое местечко», а именно железнодорожную станцию. А прикрывали её немцы истребителями – будь здоров! Каждый вылет – как экскурсия на тот свет. Ещё и до цели не доходим, а уже каждая девятка теряла по две, по три машины. Прикрытие не справлялось. Уж больно хороши немцы оказались. У-ух!.. Драли «мессера» и нас, и наших истребителей, только щепки из «лавочкиных» во все стороны летели.
Слетали мы так раза два-три, и тут комполка Мозговой, уж на что был крепкий мужик, а не выдержал – давай названивать в Армию, что бы прислали нормальное прикрытие, а не этих слабаков.
Видать, станцию надо было разнести во чтобы-то ни стало, поскольку уже ближе к вечеру приземляются на наш аэродром «аэрокобры». 16-й Гвардейский истребительный.
Встречаемся за ужином, в столовой лётного состава и, поначалу, эти ребята мне не понравились. Истребители и так народ легкомысленный, а эту уж как-то чересчур весёлые были. «Не ссы – говорят – «бомбёры», прикроем, хер кто подлезет!...» Я одному старлею (Голубев была его фамилия, мы потом с ним закадычными друзьями стали) говорю: «Да тут и до вас были.. Тоже «да мы, да всех, #лядь, порвём!..», а как до дела дошло, так фрицы им живо морды-то начислили!..» А старлей мне (да так знаешь, со смешком): «Спакуха!.. Знает наш Александр Иванович волшебное слово. Как скажет – фрицы разбегаются». Я ещё и подумал: «Пи#дабол!..»
Утром готовимся к вылету. Начальники штабов докладывают: «1-я девятка идёт … 2-я – идёт… 3-я… группа боя располагается… непосредственное прикрытие …» – вобщем всё как обычно.
Ладно, взлетели, построились.
Смотрю вверх – «кобры» висят над нами. Это хорошо.
Понятное дело – радиомолчание. Я проверяю каналы станции, щелкаю переключателем, и вдруг слышу на волне истребителей: «Внимание! Я «сотый»! Иду на работу!»
Я при#уел! (По другому не скажешь.)
Радиомолчание это основа основ внезапности нанесения удара! Нас всю войну этому правилу немцы учили. И пока они в наши головы это правило не вколотили, мы своей кровью не один раз умылись. Хорошо помню, что я штурману сказал: «Вернёмся, и огребёт этот майор (а Покрышкин тогда майором был) по полной! Сорвал, #лядь, вылет! Готовься, сейчас «мессера» полезут!»
Но, что ты думаешь?!.. Доходим до самой станции – в воздухе ни одного фрица. Как вымерли!.. Зенитный огонь был сильнейший, но это уже не то, полегче.
Ну думаю, будут нас на обратном пути ловить. Как отпикируем, в кучу собьёмся, тут то нас и начнут!..
Ага, щаззз… Ни одного!.. Чистое небо!..
Приземляемся, истребители смеются: «Ну, мы же говорили!.. Прикроем».
Случайность, думаю. Повезло олухам.
Во второй половине дня ещё один вылет. На ту же цель.
Я на волну истребителей уже специально переключился, и опять: «Внимание! Я «сотый»! Иду на работу!»
И та же самая картина – ни одного немецкого истребителя в воздухе! Ни до цели, ни после.
За ужином мне Голубев напомнил: «Я же говорил, знает наш «батя» слово волшебное…»
Потом, мы под прикрытием 16-го Гвардейского сделали еще несколько вылетов. И во всех них, я вокруг наших «пешек» не видел ни одного немецкого самолёта. А уж зрение у меня было отличное (не поверишь, но «мессер» в воздухе я засекал километров за десять, если не за двадцать).
Вот с тех пор я Александра Ивановича Покрышкина уважаю как никого другого.
А что касается его "боевого счёта"...
Ну вот, рассказал я тебе про несколько боевых вылетов Покрышкина. Честно слетал Александр Иванович. И хотел бы кого-нибудь сбить, а как? Не дали ему немцы такой возможности.
Поэтому, #уями меряться… это оставь идиотам.
Понял?
- Понял.
- Ну и молодец. Пошли лучше винца выпьем. Я тут вино сделал, попробуешь…
Тимофей Пантелевич сам ставил вино, и у него хорошо получалось.
Он бы настоящим талантом.

отсюда
kos
 
Сообщения: 23
Зарегистрирован: 24 май 2011 20:37


Вернуться в Авиация Второй мировой



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


cron