ВВС СФ - атаки немецких конвоев в марте 1944 года

Полки, летчики, события

ВВС СФ - атаки немецких конвоев в марте 1944 года

Сообщение dublik » 09 июн 2011 19:31

Из книги М.Э.Морозова "Морская торпедоносная авиация"
В 09.00 3 марта самолет-разведчик Пе-3 донес, что в районе Перс-фьорд обнаружен конвой в составе четырех транспортов, двух тральщиков, шести сторожевых кораблей и четырех сторожевых катеров, идущий курсом 120°. Воздушный эскорт обеспечивала пара «мессершмиттов». Погода в районе конвоя (облачность 10 баллов, высотой 50-100 м, видимость 8 км, дождевые заряды) была не слишком благоприятной для действий ВВС, но командование слишком долго ждало этого момента, чтобы удержаться от соблазна бросить на конвой самолеты.
Командующий ВВС СФ генерал-лейтенант А.Х. Андреев принял решение нанести внезапный удар по конвою штурмовиками и торпедоносцами под прикрытием истребителей в момент, когда суда будут находиться в районе Эккере. Погода над Варангер-фьордом была значительно лучше, и нижняя кромка облачности располагалась на высоте примерно 1000 м. Первый удар должна была нанести шестерка штурмовиков, через 3-5 минут – четверка торпедоносцев. Вместе с ударными машинами вылетало 22 истребителя, кроме того, четверка «Киттихауков» должна была блокировать аэродром Луостари.
Реализация замысла прошла без значительных срывов. В 12.53 из облаков с пикирования штурмовики произвели удар по головному и второму транспортам конвоя. В результате удара считались потопленными транспорт водоизмещением 6000 т и тральщик, а один транспорт - поврежденным. Реально большинство бомб упало на безопасном удалении от транспорта «Сабине Ховальдт», и лишь один из охотников получил легкие повреждения от пушечно-пулеметного обстрела. Вследствие внезапности атаки вражеские корабли не успели открыть огонь, и только на отходе штурмовиков начался слабый обстрел. Во время удара четыре Bf-109 пытались атаковать ударную группу, но были отбиты истребителями сопровождения. Ни одна из сторон реальных потерь в самолетах не понесла. Береговые посты противника, очевидно, обнаружили наши самолеты непосредственно в момент удара, поскольку только в 13.09 немецкое командование дало по радио приказание всем истребителям немедленно лететь к конвою.
Торпедоносцы произвели взлет в 12.15. К цели шли тем же маршрутом, что и штурмовики, и в 13.01, после того, как у мыса Эккере был обнаружен конвой, ведущий капитан Шебанов подал команду «атака». На этот раз с кораблей был открыт сильный заградительный огонь. С некоторых начали ставить дымовые завесы, которые наш самолет-разведчик принял за последствия попаданий. Прорваться сквозь сплошную завесу зенитных разрывов небольшой группе не удалось. В правый мотор ведущего капитана Шебанова попал снаряд, но он продолжал лежать на боевом курсе и с дистанции 2200 м сбросил торпеду по концевому транспорту водоизмещением 8000 т. После сбрасывания поврежденный «Бостон» с резким разворотом ушел вправо, но, пролетев около километра, все-таки рухнул в воду. Мл. лейтенант Гарбуз и лейтенант Францев атаковали этот же транспорт с дистанций 2600 и 2200 м соответственно. Торпеда первого вследствие большого угла упреждения прошла мимо, торпеда второго, как считалось, попала в цель. В результате попадания торпед Шебанова и Францева транспорт считался потопленным. Четвертый торпедоносец лейтенанта Мартьянова с дистанции 4400 м сбросил торпеду по третьему транспорту, но вследствие большой дистанции она не могла достигнуть цели. На отходе торпедоносцы были атакованы теми же четырьмя «мессершмиттами», к которым вскоре присоединилось как минимум еще шесть машин, поднятых по тревоге. Все их атаки были отбиты «Аэрокобрами». Хотя пилоты противника претендовали на три воздушных победы, единственный потерянный Р-39, по-видимому, стал жертвой огня сторожевого корабля «V 6115».
Вопреки докладам о потоплении двух транспортов и тральщика удар оказался совершенно безрезультатным. Все участвовавшие в ударе пилоты четко выполнили поставленные перед ними задачи, на сам замысел содержал крупный недостаток. Рассчитывая на достижение внезапности, командующий ВВС СФ генерал Андреев решил использовать и штурмовики и торпедоносцы в качестве ударных групп, в результате чего корабли охранения остались без воздействия и без особого труда смогли отразить нападение. Штурмовики бомбили с большой высоты, а торпедоносцы были принуждены к сбросу торпед с дистанции в несколько раз превышающей требуемые 800 м. К счастью, точное выполнение плана, в частности достижение скрытности налета уберегло нас от больших потерь, но не стало залогом успеха.
Весьма похожий бой состоялся с интервалом в два дня. Снова был обнаружен идущий в восточном направлении караван, для атаки которого в Варангер-фьорде генерал Андреев выделил шестерку Ил-2 и пару торпедоносцев. На этот раз задачу штурмовиков несколько изменили: им предписывалось не только потопить один из транспортов, но и расстроить ордер конвоя, попытаться подавить пушечно-пулеметным обстрелом огонь зенитной артиллерии. Некоторые изменения коснулись и состава обеспечивающих групп истребителей – теперь кроме отряда блокировки выделялась демонстративная группа, призванная вызвать преждевременный старт перехватчиков. Как показали последующие события, этот трюк нам большей частью удался. Немцам вновь не удалось своевременно усилить воздушный эскорт каравана, зато зенитчики кораблей на этот раз не дремали. Четыре из шести Ил-2 в ходе атаки получили повреждения, а два остальных остались неповрежденными только потому, что по ошибке вместо транспорта атаковали маленький островок. Ответный огонь вызвал возгорание на транспорте «Ирмтрауд Кордс», три немецких моряка получили ранения. Эта ожесточенная схватка была в самом разгаре, когда появилась пара А-20. Выход на курс конвоя был осуществлен неточно, с промашкой на 10-15 км к северу. Поскольку в процессе поиска судов «Бостоны» долетели до береговой черты, ведущий пары капитан Мраков счел внезапность утерянной. Когда корабли были наконец-то найдены, он не решился приблизиться к цели ближе, чем на 2500-2800 м, хотя в этот момент зенитному обстрелу не подвергался. Немцы без труда уклонились от сброшенных снарядов. Вылетевший вечером разведывательный «Киттихаук» сделал несколько фотографий каравана, которые не оставляли сомнений в том, что никаких потерь он не понес. Некоторым утешением могло служить только то, что в воздушном бою немцы потеряли один «мессершмитт». Ошибки, допущенные при составлении плана очевидны: шаблонность замысла, неподавленность зенитного огня, а самое главное - слишком малый состав ударных групп. Последнее объяснялось в первую очередь тем, что воспитанный на горьких уроках 1943 г. Андреев вывел свои собственные нормы расчета прикрывающих истребителей и ударных самолетов. По его мнению, шесть «кобр» могли надежно прикрыть только два торпедоносца, а поскольку большего числа исправных истребителей в 255-м иап в этот день не было, то и состав ударной группы приходилось выставить сильно урезанным.

Видимая безуспешность удара 5 марта стала поводом для серьезного анализа в штабе ВВС СФ. Когда 13 марта воздушная разведка доложила об обнаружении очередного каравана, Андреев решил увеличить состав группы торпедоносцев до шести машин. Ставка на внезапность более не делалась, в связи с чем на каждый торпедоносец выделялось по три истребителя прикрытия. Для этого шестерка «кобр» была усилена 12 «Киттихауками» 27-го иап. Группа штурмовиков уменьшалась до четырех Ил-2 (прикрытие – четыре Як-1), причем им ставилась чисто обеспечивающая задача – подавить огонь кораблей охранения. Кроме того, выделялась еще шестерка истребителей для барража над Варангер-фьордом. Ей предстояло воспрепятствовать действиям перехватчиков с аэродрома Луостари.
В целом правильный замысел был целиком сорван неправильными действиями исполнителей. Все началось с инструктажа пилотов торпедоносцев в штабе 9-го гмтап. С того момента, как осенью 1943 г. штаб ВВС СФ взял разработку планов ударов в свои руки, штабы дивизий и полков превратились в передаточные инстанции, отвечавшие исключительно за качественность исполнения чужих замыслов. Их смысл работникам штабов полков и дивизий далеко не всегда был понятен. До 13 марта все проходило без срывов, но в тот день все случилось иначе. Летчики привыкли к тому, что они атакуют «восточные» конвои в тот момент, когда они уже находятся в Варангер-фьорде. 13-го же разведка засекла конвой, идущий из Киркенеса, который к моменту нанесения удара уже прошел Варангер-фьорд, обогнул Варде и теперь двигался на запад. Штурман эскадрильи капитан Скнарев, которому предстояло в этом вылете выполнять роль ведущего, механически проложил курс к мысу Кибергнес. Никто из штаба полка или дивизии не попытался проверить правильность уяснения задачи.
В момент старта у торпеды одного из «Бостонов» оторвался стабилизатор и по приказу с земли он вернулся на аэродром. На замену вылетела резервная машина, но группу не догнала и тоже вернулась. Главные же неприятности ждали впереди. Ведущий, командир эскадрильи капитан Гусев вскоре понял, что данный штурманом курс приведет их не туда, куда нужно (он также присутствовал на инструктаже и задачу понял верно). Он был бы рад дать команду на перерасчет курса, но не сумел воспользоваться внутренней переговорной связью – на А-20Ж он ранее не летал. Он смог определиться и взять правильное направление только когда достиг берега в районе мыса Кибергнес. Казалось, что после этого группа сможет нанести удар пусть и с опозданием, но не тут-то было. Пилоты истребителей, посчитав, что они уже прибыли в район цели, сбросили дополнительные топливные баки в море и перешли на внутренние баки. Когда торпедоносцы достигли Перс-фьорда, ведущий истребителей доложил, что топлива у него хватит только на обратный путь, но ответа, по понятной причине, не получил. Даже после того, как истребители повернули на базу, капитан Гусев все еще не потерял надежду найти и атаковать противника. Лишь обнаружив над караваном, незадолго до этого атакованным Ил-2, более десятка «мессершмиттов», он лег на обратный курс. Что же касается действий штурмовиков, то, несмотря на возвращение по причине неисправности одной машины на аэродром они отработали довольно успешно. Их бомбы и пушечно-пулеметный обстрел нанесли повреждения охотнику и сторожевику, экипажи которых потеряли одного матроса убитым и еще семь ранеными. Два Ил-2 и один «як» получили повреждения, еще один истребитель разбился при вынужденной посадке. Воздушный бой не принес результатов ни одной из сторон.


Взято с сайта "Цусимские форумы"
dublik
 
Сообщения: 103
Зарегистрирован: 24 май 2011 20:36

Вернуться в ВВС Северного флота



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1